“Созданная глобалистскими западными элитами система внешнего управления нашей страной делает это неочевидным для неспециалистов. Однако же та система заточена под дела внутренние, а если рассматривать сугубо внешнеполитическую деятельность, то в условиях ухода Америки и ЕС в себя, а также полного тупика в диалоге с Россией, именно Турция сумела извлечь для себя максимальную выгоду из всеядности Зеленского.

И дело не только в таких символических и беспрецедентных проявлениях этой новой реальности, как участие министра иностранных дел Турецкой Республики Мевлюта Чавушоглу в ежегодном совещании украинских послов или проведении в Киеве встречи «квадриги» (главы МИД и министерств обороны двух стран). Со стороны Анкары все намного системнее и глубже. Украину пытаются привлечь даже к структурам культурно-идеологического влияния Турции, как Тюрский совет и

Международная организация тюркской культуры (Тюрксой), а в Киев приезжал самый влиятельный криминальный авторитет нашего южного соседа Седат Пекер (говорят, решать вопросы с доступом «правильных» турецких подрядчиков к пирогу «Великого будівництва»: там с откатами не так, как у европейцев).

Причём вопреки утверждениям (а, вероятно, и искренним планам) проводников этого курса в наших дипломатических кругах, следование в фарватере все более напористой и агрессивной политики «нового султана» Реджепа Тайипа Эрдогана никак не влияет на Россию. Во-первых, потому, что отношения Киева с Москвой и без того хуже некуда, и уже очевидно, что урегулирование конфликта на Донбассе вновь отложено до смены власти в Украине.

Во-вторых, потому что между Москвой и Анкарой существует свой очень масштабный по перечню вопросов и важности затрагиваемых тем диалог. От Ливии до Нагорного Карабаха – главные адепты силовой дипломатии в мире не без трудностей (моментами граничащими с прямым конфликтом) весь год находили взаимно приемлемые решения, оставляя не у дел западные державы. Российский эксперт Федор Лукьянов по этому поводу отметил: «Не случайно знаковыми стали именно российско-турецкие отношения. Россия и Турция – две крупные державы с долгой имперской традицией, которые веками были участниками европейской политики и после холодной войны сделали ставку на вхождение в западные (европейские) институты.

А затем были глубоко уязвлены, поняв, что в полноформатной интеграции им отказано. Анамнез Москвы и Анкары в отношениях с Европой разный, но результат схож».
А вот кого действительно отталкивают подобные подходы Киева к показной дружбе с Эрдоганом, так это как раз ЕС. Особенно, Францию, для лидера и элиты которой за последние полгода Анкара стала врагом номер один. Были там и взаимные оскорбления между Макроном и Эрдоганом, и угроза боя между военными кораблями двух стран у побережья Ливии, и голосование французского парламента за признание независимости Карабаха.

К тому же, кризис в двусторонних отношениях наложился на новый жёсткий курс президента Франции в отношении исламского экстремизма и политического ислама в целом, который как раз и является основой правления Эрдогана. Не случайно последний обвинил хозяина Елисейского дворца «во враждебном отношении ко всем мусульманам». В противостоянии с Анкарой Париж решительно поддержали пострадавшая от исламского террора Австрия, имеющие территориальные проблемы с Турцией Греция и Кипр, а также после некоторых колебаний и Германия.

Эрдоган вообще мастер плодить врагов. От Израиля и Ирана до Египта и Саудовской Аравии у него нет не обиженных на него на Ближнем Востоке (исключением является только Катар). ЕС в декабре ввёл санкции против Турции. Вероятно, администрация Джо Байдена тоже не будет в рядах больших поклонников «нового султана».

Совершенно непонятно, зачем Киев выстраивает «Крымскую Платформу» как площадку для бенефиса Эрдогана, если сама Турция с 1974 года оккупирует Северный Кипр, а в этом году стала проводить активный поиск углеводородов в водах, которые считают своими и Афины, и Никосия. Именно центральная роль Турции в этом прожекте является его наиболее уязвимой точкой.

Кроме того, отказ поддержать позицию ЕС относительно нарушений международного права Турцией в Восточном Средиземноморье не остался незамеченным не только в Париже, но и в Берлине и Брюсселе.

Украина находится не в том положении, чтоб играть на противоречиях Турции с ЕС или соседями по региону. Да и в принципе это противоречит вроде как все ещё декларируемому европейскому курсу.

Только вопрос времени, когда увлечение команды Зеленского «тюркским миром» поможет совсем другому «миру» показать Европе его ненадёжность как партнёра.

Автор: Олег Волошин

Источник: Facebook автора.