На YouTube-канале “В гостях у Гордона” вышло интервью бывшего руководителя Офиса президента Украины Андрея Богдана. Интервью длилось более четырех часов, Богдан говорил о президенте Владимире Зеленском, президентских и парламентских выборах, нынешнем главе ОПУ Андрее Ермаке, об отношениях с бизнесменом Игорем Коломойским, президенте РФ Владимире Путине, войне на Донбассе и другом. “Гордон” собрал самые яркие цитаты из этого интервью.


О следующем президенте
– Кто может прийти вместо Зеленского? Только я.

– Вижу четыре [возможных кандидата на пост следующего президента]: Кличко, Гройсман, Разумков, Портнов. 

О Владимире Зеленском

– Он очень харизматичный. Я сам наблюдал, как зубры мировой политики при разговоре с ним просто оттаивали. Он вызывает ощущение, что это твой сын.

– Владимир Александрович сейчас бронзовый. Они не просто его вживую зализали до бронзового цвета, а сделали из него какого-то Брежнева.

– Я заставляв, щоб усі в його присутності розмовляли українською мовою. Я з ним і усі. Постійно. Чотири місяці в моїй присутності ніхто не мав права говорити на російській мові.

– Чем был на самом деле полет Зеленского в Оман? Просто он устал. Он захотел на море. Я это так вижу.

– Говорят, что теплая ванна вокруг президента превратилась в какой-то бетонный склеп.

– Бытует мнение, что Владимир Александрович вообще не понимает, куда мы катимся.

– Что я шептал на ухо президенту? Подсказывал правильные ходы, как мне казалось. История показала, что да, эти ходы правильные.

Фото: glavcom.ua

– Когда при нем всплывают какие-то схематозы в его окружении, он все переводит в шутку. Он не наказывает, он говорит: “Ну это же свои”.

– Власть съедает Владимира Александровича. Он физиологически поменялся.

– Он верит, что принесет мир. Уже невозможно. Он хочет принести какой-то финансово-экономический рост. Уже невозможно. Осталась последняя дверь: это изменение конституционного устройства страны.

– В феврале уже начались разговоры о втором сроке. Я вообще не понимаю, зачем про это говорить. Это пиарная глупость, глупее которой придумать ничего нельзя.

“Увольняя меня, Зеленский сказал: “Ты – как нелюбимая женщина”. Полный текст интервью Богдана Гордону

– Зеленский хочет слышать только хорошее. Когда он слышит какую-то проблематику, он нервничает, он, как ракушка, закрывается: “Я в домике. Нет у нас проблем”.

– Он прекрасен. Это самый сильный продюсер, сценарист, актер, я считаю, на всем СНГ, бывшем СССР.

– Я считал Зеленского своим другом. Сейчас – нет. Но и сейчас я бы за него проголосовал.

– Владимир Александрович, я понимаю, что сложные слова вы не услышите. Пока еще не поздно нам сделать остановку, очнитесь, пожалуйста. Очень вас прошу.

О руководстве Офисом президента и увольнении
– [Период руководства Офисом президента] – очень хайповое [время]. Это такие эмоции, которых никакие деньги тебе не дадут.

– Руководителем ОПУ быть сложнее, чем президентом. Это же фильтр: ты – печень, ты фильтруешь вопросы.

– Вообще не брал [взятки]. На меня часто ходили жаловаться, потому что я не разрешал [брать].

– Увольняя меня, Зеленский сказал: “Ты – как нелюбима женщина. Я не знаю, что ты правильно делаешь, что ты неправильно делаешь. Но ты вызываешь у меня агрессию во всем”.

– Сейчас очень многие люди стараются со мной не общаться. Им угрожают проблемами.

– Ты можешь зайти в кабинет Владимира Александровича, наложить кучу на стол, и если тебя спросят, зачем ты это сделал, ты скажешь: “Виноват Богдан”. И тебе скажут: “Да! Мы знали”.

– Вот что я летал 11 раз в Россию – это неправда. Я не летал. Меня бы там арестовали.

О кадровой политике президента
– Он 20 лет выбирал актеров. Он видит не картинку, а замочную скважину – он выбирает типажи.

– Ему не нравился министр обороны [Андрей] Загороднюк, потому что он не похож на министра обороны. Ему нужен был генерал такой усатый, должен ходить, глаз, смотрящий вдаль, тупой… Вот так всех министров он и поменял.

Экс-министр обороны Андрей Загороднюк, Владимир Зеленский и предшественник Загороднюка Степан Полторак.

– Как отбирают сейчас? “Этот хороший. Мне нравится” А в результате, что ты имеешь? Набор случайных людей, которых объединяет только желание что-то свистнуть.

– Кто самая большая кадровая ошибка Зеленского? Не могу сказать. Там вообще трагедия. Это вопрос, какой кусок говна красивше.

Об избирательной кампании и выборах
– У меня есть такая фраза, которая, я считаю, очень сильно на Зеленского повлияла. Что после сериала “Слуга народа” ты дал людям какую-то надежду. Если ты даже не попробуешь, то они разочаруются. Это будет очередной кидок.

– Решение идти на президентские выборы было принято им внутренне, думаю, 31 декабря [2018 года].

– Насколько я слышал, Лена [Зеленская] была против, но когда Владимир Александрович сказал “нет, я иду”, она свое мнение отставила в сторону и всячески ему помогала, поддерживала.

– Когда я увидел результаты парламентских выборов, я единственный раз в жизни испытал экстаз несексуального характера.

– Я свои личные деньги – и довольно крупную сумму – выкинул и положил на общие нужды избирательной кампании.

– Я Зеленскому говорил: “У тебя первый рейтинг в стране перед первым туром. Если, ну, номеру два и номеру три предложить заплатить по $500 млн, чтобы ты снялся, я думаю, они согласятся”. А он отказался. Ну, это шутка была.

Об окружении президента
– Я не хочу про людей говорить плохо, но Иван Геннадьевич [Баканов] не на своем месте.

– Я Владимиру Александровичу говорил 20 раз: начальник КГБ, СБУ не летает за рубеж. Вообще не летает.

epa07873306 (FILE) – Ivan Bakanov, the Chief of Ukraine’s Security Service attends the Prresidential office in Kiev, Ukraine, 02 September 2019 (reissued 27 September 2019). US President Trump’s lawyer Rudy Giuliani allegedly reached out to several aides to the Ukrainian President Zelensky, inlcuding Bakanov, as it is mentioned in a whistleblower’s complaint over Trump’s dealings with Ukraine. The whistleblower alleges that Trump had demanded Ukrainian investigations into US Presidential candidate Joe Biden and his son Hunter Biden’s business involvement in Ukraine. EPA-EFE/SERGEY DOLZHENKO

Фото: EPA

– Кто имеет самое большое влияние на президента? Николай Тищенко. 

– Кирилла Тимошенко я привел в команду. Он очень талантливый.

– Сергей Шефир – ментор Володи. Это, наверное, самый доверенный человек.

Об Андрее Ермаке
– Иностранные спецслужбы говорят, что есть алгоритм действий из 13 пунктов, который выписал с россиянами Ермак.

– Мы как-то сразу не понравились друг другу. Мне не нравятся люди, мужчины, с кошачьими повадками.

– Между Зеленским и Ермаком взаимоотношения актера и продюсера.

– Ермак удобен, как итальянские туфли. Он не приносит плохих новостей, он не задает сложных вопросов, он всегда мягкий, добрый и говорит хорошие слова.

– Для меня были откровением “пленки Ермака”… Все считают, что это я их сделал. Но это не я их сделал. Я тебе клянусь.

Об истории с вагнеровцами

– После вагнеровцев кто с нами будет и о чем разговаривать?

– Этой операции больше года. Она была суперсекретная и суперсерьезная. Ее разрушил один телефонный звонок. Я знаю, кто звонил, и знаю, куда звонил и кому… [Человек из] самого ближайшего [окружения президента].

О Коломойском, Ахметове, Пинчуке

– [Коломойский] обаятельный. Он в каком-то смысле – в хорошем понимании этого слова – прекрасный человек.

– Я не позволял Коломойскому влиять на Зеленского.

– В отличие от многих, Коломойский поверил в Зеленского уже в конце января Он ставил на Юлию Тимошенко.

– Мы же – честно: пришел олигарх, мы сфотографировались – и поставили фоточку. Мы и с Ринатом так делали, и с Пинчуком так делали. Мы – искренне. Так а зачем нас поливать?

– Ахметов мне очень импонирует. Это человек слова и дела. Это редкость. Пинчук – бизнесмен.

– Бесспорно, самый яркий – Игорь Валерьевич.

О Путине и войне на Донбассе

– [Во время первого телефонного разговора с Зеленским] чувствовалось желание [Путина] найти точки соприкосновения. Он во время разговора – мне показалось – провел аналогию себя, молодого, избранного президента, и Зеленского.

– То, что я вижу, – мне кажется, что мы [Путина] как-то жестко кинули. Наобещали одно – сделали ничего.

– Наши керманичи, как в детском садике верят, что Россия выплатит много миллиардов долларов за Крым и Донбасс – и мы заживем.

– План России по Украине – это не прямая военная агрессия. Это создание внутри ситуации хаоса, неуправляемости.

– Задача России сейчас – снять с себя санкции. У них есть три года. Дальше это уже саморазрушение экономическое.

О местных выборах

– Мы выборы [в 2019 году] выиграли бы? Тотально. 75%. Это все, блин. Я смеялся: “Табуретку поставь, наклей “Зе-команда” – и мэр прекрасный”. Так и было, так и делали.

– Проиграет ли “Слуга народа” местные выборы в крупных городах? Будет тотальный проигрыш. Они сейчас рассматривают возможность перенесения, отмены местных выборов.

– План ОПУ: Верещук заходит во второй тур, проигрывает и ее назначают главой КГГА, а Кличко останется без возможности управлять.

О Порошенко

– Посадил ли бы я Порошенко? Это очень сложно. Преступником человека можно назвать только после приговора суда. Но есть ли у нас мотивированные подозрения, которые следует расследовать? Да, точно есть.

– Слышал, что некоторые чиновники Офиса президента часто бывают в Sanahunt, где совершенно случайно обедают с Петром Алексеевичем.

– Порошенко очень умный и очень опытный. Бюрократ с огромнейшим стажем, бизнесмен. Но он – абсолютное зло.

– Он делает так, что у него нет никаких конкурентов: кого-то покупает, кого-то запугивает, кого-то дискредитирует через телеканалы и интернет.

– Эта страна не пережила бы второе правление Порошенко.

О Януковиче и Азарове

– Януковича погубили сыновья.

– Микола Янович останавливал очень много глупостей. И если бы не он, наверное, Майдан был бы еще раньше.

О лучшем правительстве

– Самым профессиональным я считаю правительство Гройсмана. Независимо от того, нравится или не нравится. Наиболее оптимистичное время в стране, наиболее удачливое экономически, наиболее понятное для международных партнеров – это было время Гройсмана.

Об Авакове и правоохранительной системе

– Не надо было [Зеленскому] ехать на пресс-конференцию [по делу об убийстве журналиста Павла Шеремета]. Это глупый пиар, ни к чему хорошему не приведет в любом случае.

– Мне с Аваковым разговаривать не надо было: мы по глазам друг друга понимали. Слов не надо было. Вот это профессиональный человек. Он умный и подготовленный.

– Если забрать Авакова, то все. Они будут играть в самолетики. “Летели, бомбили” – вот это. Так разговаривать будут.

Фото: МВС України / Facebook

– Правда ли, что сейчас задумывается отставка всего Кабмина с целью наконец-то убрать Авакова? Я не знаю, правда или неправда. Спросите у Авакова. Но я точно знаю, что последние три месяца они активно занимаются этим вопросом.

– Последний, кто самостоятельно и четко фиксирует свою позицию, – Аваков. И Аваков – ключевое.

О поджоге автомобиля

– Это секрет, я никогда этого никому не говорил. В эту ночь в одно время в двух разных районах – в Днепровском и Святошинском – сожгли две мои машины.

– Это синхронизированная эсэмэска, что “мы отслеживали не только тебя, а все твое окружение”.

– В этом есть мотив: испугать меня. И испугать не материально – испугать морально. И да, я связываю это с чиновниками Офиса президента. Один меня вопрос интересует: Владимир Александрович знал или нет? Я думаю, что он не знал.

О Саакашвили

– У меня тоже к нему очень позитивные чувства. Прекрасный человек. И я ему доверяю.

– Он вышел с официальным выступлением: типа “я уезжаю в Грузию”. Миша, а два месяца что ты делал? Я же знаю, что ты делал. И знаю, что он честно делал. А чего у тебя не получилось, Миша?

О резиденции Зеленского

– Автор идеи переезда Зеленского в государственную резиденцию – я.

– [В резиденции, где раньше жил Ющенко] был ужас, кошмар. Говорят, там прямо в доме внутри жила коза. Она ходила там по дому и все свои дела делала, где ей нравилось.

О коронавирусе

– Я считаю, что у нас тоталли провальная популистическая политика по ситуации с коронавирусом.

– Я переболел COVID-19, а я не знал. Я сдал тест на антитела – у меня есть антитела.

О политических амбициях

– Было желание [баллотироваться в мэры Киева]. Но это большие деньги.

– Ожидать ли от меня нового политического проекта? От меня можно ожидать чего угодно!